13-я русско-турецкая война: что происходит в Сирии

Ситуация в сирийском Идлибе стала критической из-за позиции России, заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, однако Анкара не намерена вступать в серьезные противоречия с Москвой. В последние дни турецкая сторона обвиняет РФ в эскалации напряженности в Сирии, несмотря на партнерские отношения двух стран. С обстановкой, складывающейся в зоне деэскалации Идлиб, разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Анкара не намерена вступать в серьезные противоречия с Москвой, однако нужно «сесть и поговорить обо всем без гнева», заявил турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган.

«Нам не нужно вступать в конфликт или серьезное противоречие с Россией на данном этапе. У нас с ней есть стратегические проекты, такие как «Турецкий поток» и АЭС «Аккую». Нет речи о том, что мы откажемся от системы ПВО С-400. Тот, что встанет с гневом, сядет с ущербом для себя», — цитирует слова Эрдогана газета Sabah.

Турецкий лидер напомнил об обстреле турецких военных вооруженными силами Сирии в Идлибе, унесшим жизни восьми человек — пяти военных и троих гражданских. Инцидент произошел 3 февраля в сирийской провинции Идлиб. По словам Эрдогана, инцидент «будет иметь последствия» для режима президента Сирии Башара Асада. Глава Турции тогда призвал Россию не стоять на пути турецких сил во время их ответных атак и «не переходить дорогу».

При этом, как ранее отмечал Эрдоган, он считает, что Россия позволила сирийской армии проводить военную операцию в Идлибе, что привело к появлению большого количества беженцев. По последним данным, сообщил турецкий лидер, более 1 млн сирийцев, спасаясь от военных действий, движутся в сторону сирийско-турецкой границы.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Совфеде пригрозили США после инцидента в Сирии

По большому счету, никакого мира и спокойствия в Сирии не наступит до тех пор, пока не будет ликвидирована зона деэскалации Идлиб и сведены под ноль террористические формирования, дислоцирующиеся в этой области САР.

Не секрет, что многие в Турции воспринимают эту часть Сирии как территорию, исторически принадлежащую Анкаре. В настоящее время турецкие власти обустраиваются в Идлибе, планомерно занимаясь отуречиванием населения, проживающего на этой территории, и развивая инфраструктуру этого региона в своих интересах.

И хотя 4 февраля Эрдоган заявил, что не будет вступать в конфликт с Россией из-за Идлиба, в то же время он подчеркнул, что не позволит сирийскому правительству получить эту территорию.

Террористические формирования, дислоцирующиеся в Идлибе, турецкий лидер рассматривает как своеобразный людской резерв, который можно использовать в своих далеко идущих геополитических устремлениях, о чем и говорят последние события в Ливии.

Косвенно на это указывает заявление Эрдогана, которое он сделал на прошлой неделе.

«Мы пытаемся спасти угнетенных, пострадавших людей. Что говорят русские: «Мы боремся с террористами». Кто террорист? Это те сирийцы, которые защищают свою землю?» — цитирует CNN Turk слова турецкого лидера.

Россия же рассматривает боевиков, сражающихся с правительственными войсками Башара Асада, как террористические формирования, которые после поражений в предыдущих боевых действиях восстанавливают свою боеспособность, пополняют запасы материальных средств, занимаются обучением молодого пополнения, лечат и ставят в строй раненых.

Иными словами, в зоне деэскалации созданы все условия, чтобы эти формирования вступили в очередные бои с новыми силами. И последние события в районе Алеппо это подтверждают. Со стороны террористов начинается определенная проба сил.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Звезда «Дом-2» Никита Уманский закрыл ТВ руками, когда Влад Кадони показал компромат на него

Террористы сильно досаждают группировке Вооруженных сил России в Сирии, в частности, на авиабазе Хмеймим. Поначалу из южных районов Идлиба боевики обстреливали российскую базу даже из реактивных систем залпового огня. Террористов выбили оттуда, однако боевики принялись организовывать удары по Хмеймиму с помощью беспилотных летательных аппаратов. На первый взгляд, эти БЛА кустарного производства, а если присмотреться — за их изготовлением стоит государство.

Разгромить террористические формирования в Идлибе и освободить эту провинцию большого труда для группировки ВС РФ в Сирии и союзной с ней сирийской правительственной армии большого труда не составит. Никаких технических препятствий и каких-либо непреодолимых сложностей на пути реализации этого замысла нет. Однако, похоже, Москва опасается обвинений со стороны США и Европейского союза в очередной эскалации сирийского конфликта и последующего за этим усиления санкционного режима.

Кроме того, в случае военного решения проблемы Идлиба возможен массовый исход беженцев (точнее, членов семей боевиков) из этой зоны деэскалации, что тоже никак не будет способствовать улучшению имиджа Москвы на международной арене и может привести к существенному осложнению отношений со странами ЕС, поскольку именно туда устремятся потоки вынужденных переселенцев.

Наконец, группировка Вооруженных сил России в Сирии существенно зависит от благорасположения турецкой стороны.

Во-первых, через воздушное пространство Турции проходит самый короткий путь с российских аэродромов до авиабазы Хмеймим. Маршрут через Каспийское море, Иран и Ирак в полтора раза длиннее. Во-вторых, гипотетическое ужесточение прохода российских кораблей через проливы Босфор и Дарданеллы может весьма негативно сказаться на обеспечении российской группировки в Сирии материально-техническими средствами.

Наконец, обострение обстановки в Идлибе теоретически может привести к реальному вооруженному конфликту между Россией и Турцией, ход, исход и последствия которого весьма трудно спрогнозировать. 12 войн между Москвой и Анкарой уже было. Однако говорить, что обе стороны стремились бы к движению именно в этом направлении, было бы категорически неверным.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Путин рассказал, каким по счету кандидатом на пост премьера был Мишустин

Порой ошибочно считается, что у Москвы нет реальных рычагов воздействия на Эрдогана. Вместе с тем такие рычаги имеются, и задействование подобных инструментов может оказаться весьма болезненным для официальной Анкары, причем речь в данном случае идет не о каких-либо одноразовых акциях, а о целой системе мер. По всей видимости, это и станет предметом ближайших переговоров первых лиц.

Иногда Турцию называют союзником Москвы на Ближнем и Среднем Востоке, однако следует обратить внимание, что союзнические отношения не зафиксированы ни в одном межгосударственном документе.

В данном случае можно говорить разве что о периодически наблюдающемся совпадении тех или иных интересов.

Когда это происходит, в Анкаре готовы сотрудничать с Москвой. Как только векторы хотя бы немного расходятся, Турция подчас не желает учитывать интересы своего соседа с севера даже в малой степени.

Михаил Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here