S&P обнаружило в российской банковской системе «дыру» в 10 трлн рублей

 
Фото: Antpn Starikov / Shutterstock.com

Международное рейтинговое агентство S&P опубликовало доклад на тему проблемных кредитов в странах СНГ. Наибольший интерес представляет анализ ситуации в банковском секторе России

Автор:
Катасонов Валентин

Согласно опубликованному на днях докладу агентства S&P, состояние банковского сектора в Российской Федерации не улучшается. И это несмотря на то, что Банк России уже на протяжении нескольких лет проводит работу по оздоровлению банковской системы.

Работа сводилась к тому, что Банк России отзывал у банков лицензии, а затем происходила ликвидация «плохих» кредитных организаций. «Прополка» «банковских грядок» была весьма интенсивная. С середины 2013 года, когда Эльвира Набиуллина пришла в Центробанк в качестве руководителя и анонсировала кампанию по активному оздоровлению банков, было отозвано свыше 400 лицензий. 

 

К началу июня нынешнего года число действующих банков в РФ сократилось в два раза по сравнению с серединой 2013 года и составило всего 424. А ещё в начале текущего десятилетия таких действующих банков было более тысячи. Руководители Банка России неоднократно обещали, что не сегодня-завтра «прополка» «банковских грядок» завершится и в России останутся лишь «хорошие» банки, «белые и пушистые». Набиуллина на съезде Ассоциации российских банков  в марте 2017 года обещала, что «оздоровление» банковской системы завершится в 2019 году – максимум в начале 2020-го. Но что-то в это не верится. Российское рейтинговое агентство «РА Эксперт» прогнозирует, что к концу текущего года число банков сократится до 400, а к концу следующего – до 360. 

И оценки, содержащиеся в докладе S&P, заставляют сомневаться, что «светлое будущее» в банковском секторе Российской Федерации наступит не сегодня-завтра. От себя добавлю, что при нынешней модели банковского дела, которая была создана в России ещё более четверти века назад и которая сохраняется без каких-либо принципиальных изменений, «светлое будущее» не наступит никогда.  

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как западные страны отреагировали на советско-финскую войну

В подтверждение того, что кампания по оздоровлению банковской системы, проводимая Банком России, есть в лучшем случае «бег на месте», приведу некоторые цифры из доклада S&P. 

Прежде всего, это величина проблемных кредитов, находящихся на балансах российских коммерческих банков.

Что такое проблемные кредиты? В самом общем смысле это те кредиты, выполнение обязательств по которым у должника создаёт затруднения, происходит сбой в графиках платежей, иногда платежи вообще прекращаются. По методическим документам Центробанка, это те кредиты, которые были реструктурированы либо обслуживаются с просрочкой, превышающей 90 дней.

S&P обнаружило в российской банковской системе «дыру» в 10 трлн рублей

Фото: www.globallookpress.com

Проблемные кредиты российских банков в период 2013–2018 гг., согласно докладу S&P, занимали следующий удельный вес в общем портфеле выданных кредитов (%):

2013 г. – 12,9
2014 г. – 13,8
2015 г. – 16,5
2016 г. – 18,0
2017 г. – 17,5
2018 г. – 16,7

В абсолютном выражении величина проблемных кредитов в конце 2018 года составила 10,2 трлн руб. (общая величина кредитного портфеля российских банков была равна 64 трлн руб.). Получается, что каждый шестой рубль в кредитном портфеле российской банковской системы был «проблемным». То есть имелись признаки того, что каждый шестой рубль может быть не возвращён банкам полностью или частично.

Конечно, Банк России может себя успокаивать тем, что в других странах бывает ещё более высокая доля проблемных кредитов. Например, у некоторых стран ближнего зарубежья этот показатель за 2018 год был следующим (%): Азербайджан – 19,0; Казахстан – 27,5; Украина – 52,8.

Кстати, подозреваю, что по показателю относительного уровня проблемных кредитов Украина – «впереди планеты всей». Такой высокий уровень фактически свидетельствует, что банковской системы на Украине нет или почти нет. Но, думаю, это слабое утешение для Центробанка РФ.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Эксперты выступят против мошенничества в сборах денег онкобольным

Из европейских стран более высокий уровень проблемных кредитов наблюдается в таких странах, как Греция и Италия (последних данных нет, но на середину текущего десятилетия показатели у этих стран были равны соответственно 34 и 20%).

S&P обнаружило в российской банковской системе «дыру» в 10 трлн рублей Фото: www.globallookpress.com

Но, думаю, руководителям Банка России может стать очень грустно, когда они будут сравнивать нашу страну с такими, как США или Япония. Там этот показатель не превышает 2%. А меньше 1% он в таких странах и юрисдикциях, как Сингапур, Гонконг, Канада, Макао. Более низкий, чем в России, показатель в следующих странах ближнего зарубежья (2018 год, %): Грузия – 5,8; Армения – 6,4; Узбекистан – 8,5; Белоруссия – 12,5.

Но самое удивительное заключается в том, что несмотря на шумную и эффектную кампанию Банка России по «оздоровлению» кредитной системы страны, показатель относительного уровня проблемных кредитов не демонстрирует никакого явного снижения.

Да, конечно, показатель 2018 года несколько снизился по сравнению с рекордным 2016 годом. Но если 2018 год сравнивать с первыми годами (2013–2015), то мы должны признать, что происходит даже не бег на месте, а бег в обратную сторону. Вместо обещанного оздоровления мы видим, что сегодняшняя банковская система по сравнению с той, какая была в 2013 году, стала ещё более больной. В докладе S&P даются прогнозные оценки показателя уровня проблемных кредитов на 2019 и 2020 годы: 16,0 и 15,5% соответственно. Также надо учесть, что в абсолютном выражении величина проблемных кредитов росла на протяжении всего периода 2013–2018 годов. Как видим, эксперты S&P кардинального перелома в лучшую сторону не видят.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Зачем немцы ставили в Ла-Манше гигантские буи с красными крестами?

Ещё одним неприятным для российских банков моментом, на который обращают внимание авторы доклада, является то, что проблемные кредиты не имеют полного обеспечения. Процент покрытия, согласно документам, составляет лишь 60%. Реально – меньше. Оценки залогов могут быть завышены, а процедуры банкротства и взыскания заложенного имущества в России считаются неэффективными. 

В докладе приводятся такие сравнительные цифры: в России при дефолте компании или кредитной организации удаётся вернуть в среднем 42% долга. В Западной Европе аналогичный показатель выше – 76%. Это достигается за счёт использования таких методов, как реорганизация и реструктуризация компаний-должников и последующая продажа «живого» бизнеса. В России происходит «убийство» должника: компания проходит процедуру ликвидации с последующей распродажей активов. Отсюда и потери, равные в среднем 58% суммы долга.

Давайте прикинем. Если по 40 процентам нынешних проблемных кредитов обеспечения нет, то в абсолютном выражении это равно 4 триллионам рублей. Гигантская сумма. Для сравнения: расходная часть бюджета РФ на 2019 год определена в 18 трлн рублей. То есть очевидные потери по проблемным кредитам эквивалентны 22% годовых расходов нынешнего российского бюджета. А если учесть, что даже по так называемым «обеспеченным» кредитам полного покрытия не ожидается, то реально потери могут составить не 4 триллиона рублей, а более значительные, вероятно, в районе 6 трлн рублей. А это уже треть годового бюджета РФ. Вот таковы реальные плоды «оздоровления» банковской системы, проходящего под руководством Банка России в течение шести лет.

И напоследок. Международное рейтинговое агентство S&P в своем докладе ставит диагноз перманентной болезни банковской системы Российской Федерации: главная причина сохранения недопустимо высокого уровня плохих долгов заключается в неудовлетворительной работе банковского надзора ЦБ РФ. Очевидно, что давно уже пора «оздоравливать» сам Центробанк. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here